Психо-тема

Andrey53

Общительный

Почему сегодня так много одиноких мужчин и женщин?​


Старый институт семьи уже давно потерял актуальность. На его смену пришли рыночные отношения между мужчиной и женщиной - "Если хочешь, чтобы рядом с тобой была такая девушка, как я, то изволь соответствовать указанно планке". Женщины диктуют свои правила. А если мужчина не согласен, то прогоняют его прочь - "В стране стало слишком много принцесс, принцев на всех не хватает". Мужчины же тоже не намерены мериться с данной несправедливостью, отказываясь от брака и выбирая участь одиночки.

Почему сегодня так много одиноких мужчин и женщин? Потому что у них не получается построить партнерские отношения, а только потребительские.

Отношения двух полноценных людей сегодня встречаются крайне редко. Женщины и мужчины относятся друг к другу, скорее, как дополнение. Свои успехи в жизни или какие-то неудачи привязываются друг другу. Мало кто задумывается, что ты сам выбираешь свой путь, просто рядом по жизни с тобой есть еще один человек, которые разделяет твои интересы, но при этом имеет свои цели, планы и мечты.

Женщины видят брак вот так - "Сильная самодостаточная женщина, на которой всё держится и рядом самовлюбленный, инфантильный мужчина с игровой приставкой. Нет, лучше одна".

А мужчины так - "Мужчина зарабатывающий кровью и потом деньги, покупающий жильё, авто, чтобы в один прекрасный момент встретить какую-нибудь Наташу, которая ничего не хочет, кроме, как встретить богатого "дядю" который решит все их проблемы и будет содержать! Да вы, что одному проще!"


Мы самоутверждаемся за счет друга друга, позволяя себе упреки, крики. стараясь тем самым показать своё лидерство! Если это имеет место быть, то это говорит о том, что отношения строят две не самодостаточные личности. И один и второй не уважают собственный выбор и вместо того, чтобы поддерживать и доверять друг другу, начинают конкурировать друг с другом. Но именно принятие человека таким, какой он есть - "золотой ключик" к счастью. Ты либо принимаешь человека таким, какой он есть, либо ты его отпускаешь.

То есть комфортные отношения лучше строить тогда, когда ты сам сформировался, как личность. И если на данный момент не уверен в этом, то лучше влезать в отношения и побыть одному. Нет ничего плохого в том, что ты какое-то время будешь один, ища себя.

Также причина одиночества еще и в том, что на человека со всех сторон давят психотравмы, пережитый трудный опыт. По этой причине человек начинает смотреть на новые отношения сквозь призму обид, недопонимания, страхов, как бы уже на начальных этапах отношений, ожидая подвох. Поэтому очень часто так бывает, что если взаимоотношения с противоположным полом изначально не задались, то дальше идёт, как по накатанной. Люди часто сами не понимают себя, чего хотят и кто рядом нужен. Сначала нужно разобраться в себе и научиться управлять самим собой. А потом уже выстраивать отношения с людьми. Этот процесс не любит спешки и, как правило, начинается как раз с одиночества.

Количество людей живущих в одиночку возрастает и из-за смены ценностей. Институт брака разрушен, семья не первостепенна. На первое место выходят карьера, деньги, саморазвитие, развлечения. А брак - это союз экономический, после создания которого возрастают расходы на жизнь, при чем, как у мужчин, так и у женщин. Ведь семейная жизнь - это больше потребностей, больше нужно работать.

Понятное дело, что далеко не все мужчины такие, как я описала, да и не все женщины. Это просто общая тенденция, которую сегодня приходится наблюдать.

Исток
 

Andrey53

Общительный

35.jpg


Месть за предательство​


Олеся и Рома дружили со школы. Хохотушка Олеся и серьёзный Ромка, как два берега одной реки. Широкой, полноводной, местами бурлящей реки под названием Жизнь. Они и судьбы свои планировали мостом соединить: вернётся Рома из армии, свадьбу сыграть.

Всей деревней провожали парня, Олеся плакала, обещала писать, Рома хмурился, то и дело, поглаживая лысую макушку.

Пролетел первый год. Ребята деревенские к Олесе не ходят — знают, парня ждёт. А тех, кто ходил, отвадила быстро: Ромку любит.

Его родители дочкой Олесю зовут, радуются, что невестка хорошая досталась: покладистая, хозяйственная, приветливая, да и с лица милая. Волосы у неё на зависть всем — густые, чёрные и блестящие как смоль. Заплетёт их Олеся в тугую косу, ниже спины получается, а в руку возьмёшь, пальцев обхватить не хватит.

Всего полгода до Ромкиного возвращения осталось, как заметила девушка, что будущие свёкры сторонятся её, а ежели встретятся случайно, глаза отводят, быстрей уйти норовят, к себе в гости, как прежде, не зовут.


Неспокойно сердце у Олеси, не выдержала, сама к ним пошла. Если с Ромой что приключилось, то пусть скажут прямо.

— Олесенька, милая, — только и выдохнула тётя Глаша, — беда.

— Что случилось, мама, не томи, —
заныло сердце девушки — Заболел? Покалечился? Ранили? Избили?

— Нет, милая. Другую нашёл, городскую, богатую,
— завыла та, что не стала свекровью Олесе.

Девушка одеревенела, в одну точку уставилась, ни моргнёт, ни шелохнётся. Клялись они, обещались быть друг с другом всю жизнь, детей растить, дом строить. А сейчас что получается? Разменял её не глядя?

— Олесенька, Олеся, да что же с тобой? — Тормошит её тётя Глаша, мужа зовёт. — Степан, иди сюда!

Вдвоём кое-как привели девушку в чувство, водой напоили. Глаша плачет за двоих, а Олеся ни слезинки не пролила, окаменела. Взгляд пустой, холодный, колючий.

— Пойду я, — встала из-за стола, — тётя Глаша, дядя Стёпа, на вас зла я не держу. Нет вашей вины в том, что случилось. Но его вовек не прощу.

И ушла, тихо за собой дверь закрыв.

С тех пор изменилась Олеся. Невесёлая стала, нелюдимая да неласковая. Бывало встретиться с ней кто на дороге так быстрей разойтись хочет, до того неуютно рядом. Подружки к ней не приходят, вечерами на гуляния не зовут. А баба Стеша, та которой уже за сотню лет перевалило, украдкой крестится при виде девушки.

Мать с отцом пытаются растопить сердце девичье, примеры показывают, что парней много хороших, да не только в деревне, но и в городе. Туда поехать предлагают, учиться поступить, пожить городской жизнью.

Она выслушает, кивнёт, а делать ничего не делает. Как работала после школы в колхозе учётчицей, так и работает. Председатель не нарадуется: девушка строгая, мимо неё ни одно зёрнышко не пройдёт незамеченным. Везде где надо учёт вести её назначает.

Девушка умная, всё налету схватывает. Люди её побаиваются, хотя голоса она не повышает, с уважением ко всем относится. Но при ней и смех замолкает.

Роман приехал в родную деревню. Молодую жену с роднёй познакомить привёз. Никого же на свадьбу не приглашал, только родители да братья ездили. А родни-то полдеревни!

Приехали на большой иномарке — Роман за рулём. Гостинцев навезли две сумки. Одежда на нём добротная, красивая, сразу видно не на рынке куплена. Ботинки чистые, по огороду в таких не ходить, даже по пыльным дорогам жаль надевать.

И жена миловидная, невысокая, беленькая, всё живот поглаживает, а там уж малыш семимесячный живёт.

Родители просили, сходи, мол, с Олесей поговори. Нельзя так с девушкой, совсем она другая стала, окоченела от горя. Может, простит твоё предательство, говорили они.

А он только отмахнулся, ничьего прощения просить, не намерен, каждый сам хозяин своей жизни. Затворницей жить он Олесю не просил, пусть выходит замуж, вон парней холостых сколько. А то и не парней, а взрослых мужиков, которые не прочь хозяйку в дом привести. Он первый радоваться за неё будет.

Никому не сказал Роман, да вся деревня и без того поняла, на деньгах он женился, а не на девушке. До такой машины ему всю жизнь пахать в колхозе. А тут всё готовое: и жильё в городе и должность при тесте, и машина, и поездки в дома отдыха, да и жена не уродина, а вполне симпатичная.

Жизнь так и текла ручейком. За летом наступала осень. Новую луну сменяла растущая. После урожая земля отдыхала.

******

Однажды проснулся Роман в холодном поту. Потёр седеющие виски, вспоминая сон. Приснилась ему в ту ночь Олеся, любовь его по юности. Смотри так внимательно на него, спрашивает:

— Ну что, нагулялся, женишок? Красивой жизнью пресытился? Пора и ответ держать, — и смеётся так не по-доброму.

— Чего ты от меня хочешь? — Спрашивает Роман.

А она не отвечает, всё смотрит, улыбается губами, а глаза смотрят строго, аж до души пробирают. Косу свою Олеся поглаживает.

Вот тут и проснулся Рома, приснится же такое!

Уснуть не смог, да и светало уже, лишний час погоды не сыграет. Встал, сварил кофе, побрился. Жена детишек разбудила, пора по школам-садикам развозить, и самому на службу ехать.

— Наташка, до вечера. Дети, идите мать поцелуйте, в машине жду.

Спустился, пешком — третий этаж лифт дольше ждать. Между первым и вторым этажом кот сидит. Раньше в их подъезде не видел такого: чёрный как уголь, глаза жёлтые. Сидит в углу на Романа смотрит, не моргает. Холодок по спине пробежал, вспомнил Роман свой сон.

— А, ну брысь отсюда! — шуганул кота.

Тот вальяжно встал, хвостом дрогнул и царственной походкой спустился вниз, впереди Романа. Что делать-то? Примета же есть, но он вроде мужик взрослый, кота бояться не станет, только незаметно через левое плечо плюнул.

Сел в машину кое-как дрожь в руках унял. Надо же, кота испугался! Кому скажешь — засмеют.

Но только с того дня перевернулось всё в жизни Романа. Он и сам не понял, с чего всё это началось, как запустился маховик.

Приехал на работу, а там всё опечатано.

Тесть, руководитель дорожного строительства, проворовался, говорят. Облава с утра: все кабинеты опечатали, позвонить не разрешили. Тесть сидит бледный, как только что выстиранная простынь, смотрит на него жалобно. А чем ему Роман поможет? Самому бы под замес не попасть.

До ночи на допросе был, под подписку отпустили. Эх, а они в Турцию через месяц планировали...

На следующий день Наташа с утра растолкала: у тёщи на нервной почве инсульт случился, ладно соседка утром зашла, вовремя скорую вызвала.

В больнице пока нужных врачей нашёл, договорился с кем надо, кому надо заплатил, лекарства хорошие купил — полдня прошло.

Только собрался за сыном в садик ехать — машина не заводится. Он и так и эдак к ней, а мотор не урчит. Вызвал эвакуатор, отогнал в автосервис. Вспомнил, что последним ТО пренебрёг, сэкономить решил, масло, ремень ГРМ, фильтра, всё в другом салоне менял. Потому что машину менять хотел, на этой третий год ездит. Значит, не жди от официалов пощады, разведут руками: не гарантийный случай. А запчасти дорого стоят.

Наташа звонит, кричит: он сына из садика не забрал! Тот последний остался, испугался, плачет. А он да, забыл, забегался с машиной. Даже жене не позвонил, предупредить.

Старший сын просит на кино денег дать, завтра классом собираются. Хотел на карту кинуть: недостаточно средств. Зашёл в приложение, а деньги-то заблокированы. Быстро у нас полиция работает. Ладно, хоть наличка есть, да и у Наташи счета.

Вот так в один день сломалась жизнь у Романа. Тёщу к себе после больницы забрал, их квартиру продать пришлось, чтобы заплатить кому надо, адвоката хорошего нанять.

Сына в обычную школу перевёл — за элитную платить нечем.

Машину продал, на подержанную пересел.

Самому пришлось хоть на какую-то работу соглашаться. Ладно, Наташа не с ними работала, но её доход не совпадает с желаниями.

Полгода длилось следствие, выпустили тестя, условным сроком отделался. Только всё что могли, конфисковали: дачу, машины, деньги на счетах. Видно, крепко разозлил кого-то, или для своих дорогу расчищали.

Но и то слава богу, что не в тюрьме сейчас и квартира у Романа осталась. Так и живут теперь двумя семьями в трёшке, непривычно ставшей тесной. Раздражают все порой, а спрятаться негде.

Летом отвозил детей к своим, в деревню: детские лагеря не по карману. Пошёл прогуляться до реки, в тишине побыть.

А навстречу женщина идёт, увидела его издалека, остановилась, платок с головы сняла. А под ним чёрная коса, такой толщины, что пальцами не обхватить.

Дрожь охватила Романа, но не свернёшь ведь с прямой дороги, не убежишь с позором. Так и дошёл до неё.

— Здравствуй, Олеся.

— Здравствуй, Ромашка,
— ухмыльнулась, взглядом уколола, а у него от того юношеского прозвища аж глаз задёргался, — Ну что нахлебался счастья?

А сама смотрит сурово, только в зрачках чёртики пляшут, или Роману мерещится.

— Твоих рук дело?

— А я-то тут, причём? Я тебя в чужую постель не толкала.

— Приснилась ты мне, а потом началось всё это...

— Может, и моих, — не стала отпираться Олеся, — Я бы всё простила тебе, кабы любил ты её. Ну, всяко бывает, другая приглянулась. Не могу простить одного, что на деньги ты мою любовь променял.

— Олеся...

— Поздно, Ромашка, поздно. Не хочу ворошить прошлого и тебе не советую.


С этими словами бросила платок на землю, развернулась и ушла. А куда она делась Роман так и не понял, к реке ведь дорога, но на берегу он её следов не видел.

Только поговаривают, что состригла в тот же день Олеся свою косу, покидала вещи в сумку, да и уехала из деревни.

Нет-нет пишет родителям письма, открытки на праздники шлёт. Мол, хорошо всё у меня, жива здорова, чего и вам желаю.

Сама в деревню не приезжает, и адреса не пишет, даже штемпель почтовый то дождём размоет, то такой бледный, что и с лупой не прочесть.

Вот такая она жизнь, то бурная, то тихая, то узкая, то широкая. Как та река.
 

Пенсионер

Активный участник

Посмотреть вложение 9505


Месть за предательство​


Олеся и Рома дружили со школы. Хохотушка Олеся и серьёзный Ромка, как два берега одной реки. Широкой, полноводной, местами бурлящей реки под названием Жизнь. Они и судьбы свои планировали мостом соединить: вернётся Рома из армии, свадьбу сыграть.

Всей деревней провожали парня, Олеся плакала, обещала писать, Рома хмурился, то и дело, поглаживая лысую макушку.

Пролетел первый год. Ребята деревенские к Олесе не ходят — знают, парня ждёт. А тех, кто ходил, отвадила быстро: Ромку любит.

Его родители дочкой Олесю зовут, радуются, что невестка хорошая досталась: покладистая, хозяйственная, приветливая, да и с лица милая. Волосы у неё на зависть всем — густые, чёрные и блестящие как смоль. Заплетёт их Олеся в тугую косу, ниже спины получается, а в руку возьмёшь, пальцев обхватить не хватит.

Всего полгода до Ромкиного возвращения осталось, как заметила девушка, что будущие свёкры сторонятся её, а ежели встретятся случайно, глаза отводят, быстрей уйти норовят, к себе в гости, как прежде, не зовут.


Неспокойно сердце у Олеси, не выдержала, сама к ним пошла. Если с Ромой что приключилось, то пусть скажут прямо.

— Олесенька, милая, — только и выдохнула тётя Глаша, — беда.

— Что случилось, мама, не томи, —
заныло сердце девушки — Заболел? Покалечился? Ранили? Избили?

— Нет, милая. Другую нашёл, городскую, богатую,
— завыла та, что не стала свекровью Олесе.

Девушка одеревенела, в одну точку уставилась, ни моргнёт, ни шелохнётся. Клялись они, обещались быть друг с другом всю жизнь, детей растить, дом строить. А сейчас что получается? Разменял её не глядя?

— Олесенька, Олеся, да что же с тобой? — Тормошит её тётя Глаша, мужа зовёт. — Степан, иди сюда!

Вдвоём кое-как привели девушку в чувство, водой напоили. Глаша плачет за двоих, а Олеся ни слезинки не пролила, окаменела. Взгляд пустой, холодный, колючий.

— Пойду я, — встала из-за стола, — тётя Глаша, дядя Стёпа, на вас зла я не держу. Нет вашей вины в том, что случилось. Но его вовек не прощу.

И ушла, тихо за собой дверь закрыв.

С тех пор изменилась Олеся. Невесёлая стала, нелюдимая да неласковая. Бывало встретиться с ней кто на дороге так быстрей разойтись хочет, до того неуютно рядом. Подружки к ней не приходят, вечерами на гуляния не зовут. А баба Стеша, та которой уже за сотню лет перевалило, украдкой крестится при виде девушки.

Мать с отцом пытаются растопить сердце девичье, примеры показывают, что парней много хороших, да не только в деревне, но и в городе. Туда поехать предлагают, учиться поступить, пожить городской жизнью.

Она выслушает, кивнёт, а делать ничего не делает. Как работала после школы в колхозе учётчицей, так и работает. Председатель не нарадуется: девушка строгая, мимо неё ни одно зёрнышко не пройдёт незамеченным. Везде где надо учёт вести её назначает.

Девушка умная, всё налету схватывает. Люди её побаиваются, хотя голоса она не повышает, с уважением ко всем относится. Но при ней и смех замолкает.

Роман приехал в родную деревню. Молодую жену с роднёй познакомить привёз. Никого же на свадьбу не приглашал, только родители да братья ездили. А родни-то полдеревни!

Приехали на большой иномарке — Роман за рулём. Гостинцев навезли две сумки. Одежда на нём добротная, красивая, сразу видно не на рынке куплена. Ботинки чистые, по огороду в таких не ходить, даже по пыльным дорогам жаль надевать.

И жена миловидная, невысокая, беленькая, всё живот поглаживает, а там уж малыш семимесячный живёт.

Родители просили, сходи, мол, с Олесей поговори. Нельзя так с девушкой, совсем она другая стала, окоченела от горя. Может, простит твоё предательство, говорили они.

А он только отмахнулся, ничьего прощения просить, не намерен, каждый сам хозяин своей жизни. Затворницей жить он Олесю не просил, пусть выходит замуж, вон парней холостых сколько. А то и не парней, а взрослых мужиков, которые не прочь хозяйку в дом привести. Он первый радоваться за неё будет.

Никому не сказал Роман, да вся деревня и без того поняла, на деньгах он женился, а не на девушке. До такой машины ему всю жизнь пахать в колхозе. А тут всё готовое: и жильё в городе и должность при тесте, и машина, и поездки в дома отдыха, да и жена не уродина, а вполне симпатичная.

Жизнь так и текла ручейком. За летом наступала осень. Новую луну сменяла растущая. После урожая земля отдыхала.

******

Однажды проснулся Роман в холодном поту. Потёр седеющие виски, вспоминая сон. Приснилась ему в ту ночь Олеся, любовь его по юности. Смотри так внимательно на него, спрашивает:

— Ну что, нагулялся, женишок? Красивой жизнью пресытился? Пора и ответ держать, — и смеётся так не по-доброму.

— Чего ты от меня хочешь? — Спрашивает Роман.

А она не отвечает, всё смотрит, улыбается губами, а глаза смотрят строго, аж до души пробирают. Косу свою Олеся поглаживает.

Вот тут и проснулся Рома, приснится же такое!

Уснуть не смог, да и светало уже, лишний час погоды не сыграет. Встал, сварил кофе, побрился. Жена детишек разбудила, пора по школам-садикам развозить, и самому на службу ехать.

— Наташка, до вечера. Дети, идите мать поцелуйте, в машине жду.

Спустился, пешком — третий этаж лифт дольше ждать. Между первым и вторым этажом кот сидит. Раньше в их подъезде не видел такого: чёрный как уголь, глаза жёлтые. Сидит в углу на Романа смотрит, не моргает. Холодок по спине пробежал, вспомнил Роман свой сон.

— А, ну брысь отсюда! — шуганул кота.

Тот вальяжно встал, хвостом дрогнул и царственной походкой спустился вниз, впереди Романа. Что делать-то? Примета же есть, но он вроде мужик взрослый, кота бояться не станет, только незаметно через левое плечо плюнул.

Сел в машину кое-как дрожь в руках унял. Надо же, кота испугался! Кому скажешь — засмеют.

Но только с того дня перевернулось всё в жизни Романа. Он и сам не понял, с чего всё это началось, как запустился маховик.

Приехал на работу, а там всё опечатано.

Тесть, руководитель дорожного строительства, проворовался, говорят. Облава с утра: все кабинеты опечатали, позвонить не разрешили. Тесть сидит бледный, как только что выстиранная простынь, смотрит на него жалобно. А чем ему Роман поможет? Самому бы под замес не попасть.

До ночи на допросе был, под подписку отпустили. Эх, а они в Турцию через месяц планировали...

На следующий день Наташа с утра растолкала: у тёщи на нервной почве инсульт случился, ладно соседка утром зашла, вовремя скорую вызвала.

В больнице пока нужных врачей нашёл, договорился с кем надо, кому надо заплатил, лекарства хорошие купил — полдня прошло.

Только собрался за сыном в садик ехать — машина не заводится. Он и так и эдак к ней, а мотор не урчит. Вызвал эвакуатор, отогнал в автосервис. Вспомнил, что последним ТО пренебрёг, сэкономить решил, масло, ремень ГРМ, фильтра, всё в другом салоне менял. Потому что машину менять хотел, на этой третий год ездит. Значит, не жди от официалов пощады, разведут руками: не гарантийный случай. А запчасти дорого стоят.

Наташа звонит, кричит: он сына из садика не забрал! Тот последний остался, испугался, плачет. А он да, забыл, забегался с машиной. Даже жене не позвонил, предупредить.

Старший сын просит на кино денег дать, завтра классом собираются. Хотел на карту кинуть: недостаточно средств. Зашёл в приложение, а деньги-то заблокированы. Быстро у нас полиция работает. Ладно, хоть наличка есть, да и у Наташи счета.

Вот так в один день сломалась жизнь у Романа. Тёщу к себе после больницы забрал, их квартиру продать пришлось, чтобы заплатить кому надо, адвоката хорошего нанять.

Сына в обычную школу перевёл — за элитную платить нечем.

Машину продал, на подержанную пересел.

Самому пришлось хоть на какую-то работу соглашаться. Ладно, Наташа не с ними работала, но её доход не совпадает с желаниями.

Полгода длилось следствие, выпустили тестя, условным сроком отделался. Только всё что могли, конфисковали: дачу, машины, деньги на счетах. Видно, крепко разозлил кого-то, или для своих дорогу расчищали.

Но и то слава богу, что не в тюрьме сейчас и квартира у Романа осталась. Так и живут теперь двумя семьями в трёшке, непривычно ставшей тесной. Раздражают все порой, а спрятаться негде.

Летом отвозил детей к своим, в деревню: детские лагеря не по карману. Пошёл прогуляться до реки, в тишине побыть.

А навстречу женщина идёт, увидела его издалека, остановилась, платок с головы сняла. А под ним чёрная коса, такой толщины, что пальцами не обхватить.

Дрожь охватила Романа, но не свернёшь ведь с прямой дороги, не убежишь с позором. Так и дошёл до неё.

— Здравствуй, Олеся.

— Здравствуй, Ромашка,
— ухмыльнулась, взглядом уколола, а у него от того юношеского прозвища аж глаз задёргался, — Ну что нахлебался счастья?

А сама смотрит сурово, только в зрачках чёртики пляшут, или Роману мерещится.

— Твоих рук дело?

— А я-то тут, причём? Я тебя в чужую постель не толкала.

— Приснилась ты мне, а потом началось всё это...

— Может, и моих, — не стала отпираться Олеся, — Я бы всё простила тебе, кабы любил ты её. Ну, всяко бывает, другая приглянулась. Не могу простить одного, что на деньги ты мою любовь променял.

— Олеся...

— Поздно, Ромашка, поздно. Не хочу ворошить прошлого и тебе не советую.


С этими словами бросила платок на землю, развернулась и ушла. А куда она делась Роман так и не понял, к реке ведь дорога, но на берегу он её следов не видел.

Только поговаривают, что состригла в тот же день Олеся свою косу, покидала вещи в сумку, да и уехала из деревни.

Нет-нет пишет родителям письма, открытки на праздники шлёт. Мол, хорошо всё у меня, жива здорова, чего и вам желаю.

Сама в деревню не приезжает, и адреса не пишет, даже штемпель почтовый то дождём размоет, то такой бледный, что и с лупой не прочесть.

Вот такая она жизнь, то бурная, то тихая, то узкая, то широкая. Как та река.
Я один ждал, что Ромашка ещё и трёшку проиграет на ставках семейную для общей картины несчастной жизни?
 

Andrey53

Общительный

456.jpg

Почему я ушёл из семьи? Не знаю…​


Заголовка прошу не пугаться.

Я просто процитировал слова одного своего клиента. Он оказался в достаточно сложной ситуации. Кое-как мы её разрулили, и через некоторое время я вспомнил, что уже не в первый раз сталкиваюсь с такими ситуациями. Но до этого никогда их не описывал в своих заметках.

Для начала – маленькое предупреждение. Всё, описанное ниже, реальная реальность. Но, в целях конфиденциальности, мы с моим клиентом уговорились, что я изменю всё, что можно изменить. Так что, если вы себя узнали – это случайное попадание. Конкретно про вас я не писал.

Теперь – диспозиция. Есть мужчина и есть женщина (наоборот тоже встречается, просто ко мне приходили именно мужчины, поэтому я буду рассказывать именно о таких случаях; повторюсь – всё рассказанное справедливо и для женщин).

Мужчина – средний, каких много. Женат, дети, работа, средний рост, средний вес, средний возраст. Не дурак, хороший специалист. Звёзд с неба не хватает, на земле стоит крепко. В общем, совершенно типичный представитель.

И вдруг – слетел с катушек. Встретил женщину – и заверте… Из семьи ушёл, с детьми разругался, с родителями поссорился. На работе вроде, терпимо, но, конечно, нелады дома сказываются и сказываются ощутимо.

Но самое главное – женщина, которую встретил, не люба ему.

Не-не, серьёзно. Она не в его вкусе, её запах ему скорее неприятен, разговаривать с ней не о чем, в сексе обычна, моложе всего на два года. Ну то есть вообще никаких поводов уходить из семьи. Он и мне так говорит “почему, не знаю…”

И самое удивительное – его к ней тянет.

Вы вдумайтесь – его реально к ней тянет. Она никакая, а его к ней – тянет. Он понимает, что она ему никак, но всё равно – тянет.

В старину сказали бы: “Приворожила…”, но мы-то знаем, что никакого приворота не существует. Тогда – в чём же дело?

Есть, есть один секрет. Я ткнул наугад – и попал.

Спрашиваю: “Что она для вас делает?”. И мужчина такой, с ходу: “Восхищается”… И замолчал.

Надолго замолчал. И взгляд такой, знаете, в себя. Думает, значит.

А потом и говорит: “Мной никто так не восхищался. Жена умница, но даже она ТАК не восхищалась. А эта [тут он назвал имя, которое я приводить не буду, разумеется] восхищается так, что…” Он так и не смог подобрать слова. Только разводил руками, пытаясь передать мне весь масштаб её восхищения.

И это правда. Я несколько раз встречался с ситуациями, когда женщина делает что-то такое, что наглухо вырубает у мужчины волю. Способность трезво мыслить не вырубает. А волю – наглухо.

Мужчины как один говорят, мол, не люблю её, никак не люблю. Но – тянет.

В каждом случае женщина чем-то цепляла мужчину. Восхищалась, изумительно молчала, умело слушала, преданно смотрела, всегда понимала….

Что любопытно, речь никогда не шла о сексе. Всегда о восхищении, слушании, понимании.

И мужчины теряли волю. Видимо, настолько мощный был голод, что они не могли с собой справиться.

Каким-то непостижимым образом эти женщины попадали в “самую голодную точку” (термин неуклюжий, я понимаю). Как это удавалось этим женщинам – для меня загадка. Думаю, они и сами не знают. Более того, это, уверен, не было сознательным действием. Просто так получалось…

Думаю, у иных читателей возник вопрос – что со всем этим делать? Я знаю только одно лекарство.

Осознание.

Как только мужчина осознавал, чем именно его цепляла эта женщина, как тут же всё заканчивалось. Реально, за полторы минуты наступало освобождение. Знаете, как в сказках “упали с глаз его чары, и увидел он…”. Так и здесь. Осознание – полторы минуты – полное освобождение от эмоциональной зависимости. Проверено неоднократно.

Так что, если вы или ваш знакомый мужчина оказались в состоянии, близком к тому, которое я описал, вы знаете, что делать. Осознайте, чем вас цепляет эта женщина – и этого будет достаточно.

В завершении заметки повторю – всё описанное выше, справедливо и для женщин.
 
Сверху